Правомерность действий личности безопасного типа в условиях экстремальной и чрезвычайной ситуациях

Усиление юридического фактора порождает зависимость человека от объема и качества правового регулирования и от качества деятельности юридических органов. Низкий уровень правового регулирования общественных отношений, выражающихся в пробельности и противоречивости правовой системы, бездеятельности, непрофессиональности и коррумпированности чиновничьего состава, вызывает недоверие к праву и государству в целом, побуждает обращаться к теневому «правосудию», произволу и насилию. Эти явления неизбежно сопряжены с физическим уничтожением людей, причинением им физического и материального вреда, ведут к незаконному лишению свободы и иным опасным последствиям.

Невозможность защитить свои права, свою жизнь, свою собственность правовым путем провоцирует население на самозащиту.

«Самозащита и самоуправство, — писал в начале XX века профессор В. М. Хвостов, — то есть охрана права собственными силами субъекта, составляет главный способ защиты частных прав лишь на низших ступенях культурного развития; в развитом государстве самопомощь субъекта при защите своих прав допускается только в самых узких границах, когда она является безусловно необходимой, а помощь государства — недостаточной».
Таким образом, появляются основания для постановки проблемы обеспечения личной безопасности в целом и юридической безопасности личности в частности.

Под юридической безопасностью ЛБТ понимается состояние защищенности человека в связи с вступлением его в сферу правовых отношений. Предметом защиты являются жизнь, здоровье (физическое и психическое), законные права и интересы, вытекающие из данных отношений.

Источники юридической опасности:
— пробельность, противоречивость и неэффективность правовых норм, регламентирующих конкретную сферу отношений, их экономическая необеспеченность;
— низкий уровень правового воспитания и правовой культуры населения;
— неприменение правовых норм юридическими органами и должностными лицами, что подрывает авторитет власти и закона, способствует развитию теневого права, авторитета криминала и в целом криминализации отношений, а значит дальнейшему подрыву безопасности личности;
— непресекаемый произвол противоположной стороны (сторон) конфликтов; произвол работников правоохранительных органов и должностных лиц, призванных решать возникший юридический конфликт; произвол и другие недостатки в исполнении наказаний и других судебных решений; незащищенность юридических органов и должностных лиц, решающих юридические конфликты и исполняющих принятые решения.

Содержание защищаемых прав и интересов разное, оно зависит от юридического факта и вида соответствующего отношения.

Именно поэтому правомерность действий ЛБТ в экстремальных ситуациях в широком смысле (в идеале) — это не только возможность применить определенные умения и навыки русского стиля рукопашного боя, но и знание основных прав и свобод, закрепленных в отраслевых правовых нормах. Данный спектр достаточно широк и подразумевает специальную юридическую подготовку ЛБТ в области конституционного, уголовного, административного, гражданского, семейного, трудового права, а также гражданского, административного и уголовного процесса.

Поставленная задача требует времени и работы высококвалифицированных специалистов данного направления, что
весьма сложно осуществить в рамках плановых тренировочных занятий.

В узком (юридическом) смысле — это знание конкретных статей Конституции России, Уголовного и Административного кодексов РФ.

Обеспечить безопасность гражданина в обществе, защитить человека не только от неправомерных действий органов власти и должностных лиц, но и от преступных посягательств со стороны криминальных элементов, обеспечить его право на жизнь, неприкосновенность личности, жилища, имущества — это обязанность государства. В данных вопросах законодатель в большом долгу перед гражданами России. Многие законодательные акты из этой серии до сих пор не приняты, а некоторые предложенные законопроекты или законы недостаточно полно и квалифицированно отражают положение вещей.

То, что эти проблемы остаются нерешенными, как свидетельствует практика, порождает массу условий для попрания конституционных прав российских граждан, приводит к их незащищенности, а главное — создает реальную угрозу их личной безопасности, которая, согласно ст. 1 закона «О безопасности», определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.

К жизненно важным интересам относятся потребности людей, удовлетворение которых обеспечивает существование и создает возможности для всестороннего развития личности, формирования такого общества и государства, для которых человек и гражданин являются высшей ценностью.

Объектами безопасности являются: человек — его жизнь, здоровье, права и свободы, собственность; общество — его материальные и духовные ценности; государство — его конституционный строй, территориальная целостность и суверенитет; государственные и общественные институты, функционирование которых призвано обеспечивать нормальные условия для жизнедеятельности личности, общества и государства.

При всей дискуссионности вопроса о содержании субъективного права, бесспорным и общепризнанным в литературе является положение о том, что, признавая за тем или иным лицом определенные субъективные права и обязанности, российское законодательство предоставляет уполномоченному лицу и право на их защиту. Это и понятно. Субъективное право, предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь «декларативным правом».

Это положение, применительно к институту права граждан на защиту превосходно прокомментировал А. Ф. Кони. «Общественная власть, — писал он в известной всем отечественным правоведам работе «О праве необходимой обороны», — заметив где-нибудь угрожающую частному лицу опасность, должна стремиться предотвратить ее и защитить нарушаемое право. Но жизнь так разнообразна, а сфера действий общественной власти так обширна, что может случиться, да и довольно часто случается, что власть не может поспеть на помощь, на защиту частного лица. А между тем это лицо подвергается нападению, причем опасность может угрожать не только его имуществу, свободе, чести, здоровью, но даже и самой жизни. Очевидно, что запретить здесь человеку защищаться своими личными средствами и силами нельзя. Следовательно, гражданин должен иметь право в известных случаях прибегать к собственным силам».

В одной из первых отечественных работ по самообороне (1915) Лебедев И. В. подчеркивал: «Пуская в ход тот или иной прием, надо помнить, что здоровье человека дороже всего, и поэтому прибегать к приемам, причиняющим сильную боль, следует лишь тогда, когда приходится иметь дело с опасным преступником и когда с его стороны угрожает опасность для вашей жизни».

Насколько совершенно действующее законодательство в части регламентации права на защиту всеми способами, не запрещенными законом? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, предварительно следует выяснить, заинтересовано ли государство и общество в осуществлении защитных функций лицами, специально на то не уполномоченными? Принимая во внимание конституционную норму, прямо закрепленную в ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, на этот вопрос можно ответить положительно.

Впервые закрепленным в Конституции РФ в ч. 1 ст. 51, а потому представляющим значительный интерес, является неотъемлемое право каждого не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека, неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны, возможности защиты им своих прав и свобод.

Оставить комментарий

* Обязательно для заполнения